Банкротство «Westinghouse»: страшна не дыра в кошельке, а Трамп на ошейнике у Путина

Россия, русские, славяне

Банкротство «Westinghouse»: страшна не дыра в кошельке, а Трамп на ошейнике у Путина

Вчера информационные агентства сообщили о том, что японская (или американская, как хотите) корпорация «Вестинхауз» просит защитить ее от кредиторов, начиная с 31 марта 2017 года. То есть другими словами объявляет себя банкротом. Если этого не сделать, то уже в апреле текущего года она не сможет выплачивать своим сотрудникам зарплату и производить текущие производственные операции. Как же так случилось, что одна из крупнейших атомных компаний мира стала нищебродом и чего стоит ожидать нам от этого факта в будущем? Неужели так быстро и неинтересно закончится противостояние двух непримиримых соперников российского «Росатома» и японо-американского «Вестинхауза»?
Во-первых, ничего неожиданного не произошло. «Вестенхауз» долго шел к этому итогу и был лишь вопрос времени, когда ему придется объявлять себя банкротом. А виноваты во всем жадность и самоуверенность некоторых мировых акул бизнеса.
Мировой рынок строительства атомных блоков очень лакомый кусок. Прибыльность бизнеса по современным меркам колоссальная, но только для тех, кто решил все технические проблемы. После аварии на Фукусиме на мировом рынке АЭС произошли очень важные изменения. Все страны, которые были согласны продолжать свои атомные программы, настаивали, чтобы все новые блоки в своей конструкции могли исключить повторение фукусимской трагедии. То есть эти блоки должны были в случае возникновения любого ЧП иметь конструктивную защиту от попадания радиоактивных веществ в грунт, а еще глушиться (охлаждаться до безопасной температуры) при помощи пассивных систем (то есть при отсутствии электричества на станции). Такие реакторы в мире стали называться поколением 3+.
К нынешнему году каждый из трех основных игроков мирового атомного рынка пришел с разными результатами. Все хорошо у россиян. Они уже построили и даже запустили в Воронеже первый блок ВВЭР-1200, а второй уже достраивают. Также строятся несколько подобных блоков в стране и за ее пределами.
У Французов («АРЕВА») ситуация плохая. Блок (EPR) у них как бы и есть, и его нет. Французы никак не могу решить несколько технических проблем, что приводит к постоянному удорожанию проекта, а также временным задержкам. На фоне финансовых проблем и четырех незавершенных блоков их ситуация сегодня выглядит не самым лучшим образом.
А вот у «Вестенхауза» … все очень плохо. Они самые первые сконструировали свой блок нового поколения АР-1000 и предложили его покупателям. Правда, тоже на бумаге. А потом, когда они набрались заказов (аж восемь штук), схема лопнула. Компания не смогла решить несколько важных технологических проблем и начала срывать сроки ввода блоков в строй (китайцы ждут своих блоков уже скоро как десять лет). На горизонте штрафные санкции, а главное никакого просвета в технологиях...
История падения
В отчаянии «Вестенхауз» начинает приобретать компании, которые имеют нужные технологии или соответствующие технические заделы и нарывается на мину...
В 2015 году он приобретает компанию ChicagoBrige&Iron & Stone and Webster Inc., всего за 229 млн. долларов и уже менее чем через год сделка опротестовывается ChicagoBridge&Iron и «Вестинхаузу» доначисляют (уже в начале нынешнего года) неподъемную для него сумму (около 7 млрд. долларов).
Не иначе как Путин лично руководил сделкой, а потом и написал решение суда.
И это с учетом, что у материнской «Тошибы» весь акционерный капитал составляет всего немногим более 3 млрд. долларов, а с доходами мягко говоря не очень. Пробоина получилась ниже ватерлинии и огромного размера. Попытка спасти ситуацию срочной продажей активов материнской структурой потерпела крах. Акции самой «Тошибы» стремительно начали падать, усугубляя и так не радужную ситуацию.
Итак, понятно, что крах «Вестинхауза» можно было предсказать еще летом 2016 года. Но почему о нем во весь голос заговорили именно сегодня? А все очень просто, в эту историю вмешалась политика.
Банкрот, это не погорелец.
Для начала, надо перестать читать желтую прессу и понять, что банкротство, это не прекращение производства. Банкротство, это попытка реструктуризации работы с возможной продажей актива. В ситуации с «Вестинхаузом» продажи избежать не удастся. Слишком уж все сегодня плохо у материнской структуры, которая запуталась в долгах и направлениях бизнеса.
А кто может купить этот важный и такой сложный актив? Казалось бы, богатых компаний в мире много и проблем быть не должно. Но не надо забывать, что мы в данном случае говорим о мирном атоме, который при подобном подходе может очень быстро стать взрывоопасным (примеры уже есть). А рисковать десятками атомных блоков на своих территориях не захочет ни одна страна мира, тем более, такие как США, Великобритания, Япония и т.д.
Купить «Вестинхауз» мало, надо еще суметь разобраться с его хозяйством и разгрести, созданные за десятилетие завалы. А это вывод из эксплуатации десятков блоков (и в первую очередь в США), решение проблем ОЯТ. А еще как мы помним, как-то надо закрывать вопрос постройки новых блоков и т.д. Потянуть такой паровоз проблем на сегодня способны только две компании «Росатом» и «АРЕВА». Причем у последней, как мы видели выше, также хватает проблем, а потому они не очень рвутся покупать своего конкурента.
А у других нужных технологий на сегодня нет.
Но и «Росатому» «Вестинхауз» не продадут. Вашингтон не захочет полностью зависеть от Москвы в таком крайне важном для безопасности страны сегменте, как атомные технологии.
Что же делать? Неужели тупик?
Будет ли большая сделка.
Как мы понимаем в нынешней непростой внутренней ситуации Дональд Трамп не может отдать свой внутренний атомный рынок Кремлю. Его сразу же закатают в асфальт конкуренты. Но и выхода, по сути, у него нет. Банкротство «Вестинхауза», это не просто банкротство большой корпорации. Это вопрос национальной безопасности. Если не продавать корпорацию русским, то надо покупать самим и далее тащить весь воз проблем. Согласится ли на это Трамп?
С одной стороны это очень хорошо вписывается в его предвыборную программу по восстановлению национальной промышленности. С другой… В США отлично понимают, что они на сегодня не имеют нужных технологий (ах как это приятно звучит) для решения проблем. Они в атомной сфере отстали от русских. Купить «Вестинхауз»? Да можно. А что дальше? Дальше то что?
Вместо эпилога.
Как видим проблема «Вестинхауза» это не просто проблема нескольких миллиардов долларов, которые надо найти. Проблема у американо-японской компании технологическая. Утрата возможности создавать современные технологии собственно и стала причиной нынешних финансовых проблем «Вестинхауза». Следующий ее владелец, кто бы им не был, не решив вопросы технологий, погрузит компанию в еще более глубокую яму и это на сегодня самая большая проблема, которую надо решать … Дональду Трампу.
Да, именно ему, так как Япония уже объявила об отказе развивать свою ядерную программу, а этот чемодан без ручки под названием «Вестинхауз», кроме Вашингтона становится больше никому не нужным. Разве, что кроме Путина. Но это уже будет совсем другая история.

Мнение руководства сайта может не совпадать с содержанием публикации пользователя. Если публикация нарушает правила сайта, просим сообщать администрации.
0
22:03
102
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...